книги | Православные книги - Part 3

Православные книги

Паисий Святогорец,Иоанн Лествичник,Василий Великий,Иоанн Дамаскин,Матрона Московская,Схимонах Иларион,Архимандрит Ювеналий,Читать.

Грех,Болезнь,Исцеление Иеромонах Анатолий (Берестов)

это и недоброе отношение к нам со стороны близких и окружающих нас людей;это и возможность получения автомобильных, бытовых и других травм; возможность заразиться различными инфекционными заболеваниями; это и воздействие на нас нарушенной экологии; это и война, и многое, многое другое. Но православные христиане знают, что все случающееся с нами не случайно, а происходит но определенному Промыслу Божию, ведущему нас ко спасению, поэтому многое в нашем отношении к болезням, страданиям и излечению зависит от нашей веры и того, как мы принимаем посылаемые нам болезни и страдания: принимаем ли мы их со смирением и благодарением Бога за вразумление нас и как напоминание нам о наших грехах и покаянии о нашем исправлении и приближении к Богу, или мы принимаем их с ропотом, нетерпением, желанием во что бы то ни стало как можно быстрее вылечиться, забывая о духовном исправлении.Православный врач знает, что все болезни являются следствием греха и испорченного грехом духа, поэтому и лечить надо не только тело, но и дух, причем лечение духа необходимо начинать в первую очередь. А духовное лечение проводится в духовной лечебнице — храме Божием духовным врачом — священником. Конечно, в острых случаях, когда человеку угрожает опасность смерти или инвалидизации, врач не пошлет больного в храм и не будет ждать священника. Такой врач в первую очередь начнет оказывать всю необходимую для спасения больного помощь, но оказывать ее будет с молитвой, с верой в то, что Господь поможет ему.
Мы, медики, хорошо знаем, насколько большое значение в лечении больных, в отношении больного к врачу и веры ему имеет личность врача. Если больной верит врачу, считает его своей опорой в излечении от болезни, то можно сказать, что полдела в лечении сделано. Остальное сделают умение и мудрость врача, лекарства, выхаживание больного и, конечно, Промысл Божий.Бездушный, бездуховный врач не может адекватно оценить страдания больного и помочь ему, ибо он действует как машина, а машине все равно, кто перед ней — она выполняет заданную ей операцию.Врач, ведущий аморальный образ жизни — развратник, блудник, стяжатель, вор или убийца, не может быть хорошим врачом, ибо грех откладывает свой отпечаток на его душу, и хотим мы этого или не хотим, но, по законам духовной жизни, душа этого человека становится черствой, глухой к страданиям других людей. И такой врач не может быть посредником между больным и Богом, он сам находится в сетях демонских и может быть поэтому проводником демонических сил.Хороший врач, по законам духовной жизни, должен быть и чистым, высоконравственным человеком. Только тогда он проникнется состраданием к страждущему человеку и искренним и деятельным желанием помочь ему. И это уже будет не машина, а живой, чувствующий, сострадающий, любящий человек.Поэтому врачу, сознающему высоту своего служения, облачаясь в белый халат, следовало бы привносить в свой труд элементы священнодействия и, прежде всего, «всякое ныне житейское отложить попечение» (слова из Херувимской песни во время Божественной Литургии).Через верующего врача, ведущего христианский образ жизни, посещающего храм, исповедующегося и причащающегося Святых Христовых Тайн, нередко действует Промысл Божий, помогая больным. В связи с этим хочу привести несколько примеров из жизни. Один мой знакомый, православный врач, ставший впоследствии священнослужителем, рассказал несколько случаев из своей практики.Несколько лет назад он как детский невропатолог курировал отделение реанимации одной из крупнейших детских больниц Москвы и России. К тому же он проводил научные исследования, прогнозируя исходы коматозных состояний у детей. Как-то перед праздником Крещения Господня в реанимационном отделении у них находилась в тяжелейшем состоянии девочка двух лет семи месяцев. В течение семи дней она находилась в тяжелом коматозном состоянии на аппаратном дыхании. Самостоятельно дышать она не могла.
Мой знакомый, уходя вечером из отделения, сказал своему ученику-аспиранту, заступавшему на дежурство: «Проследи за тем, что скажет заведующий патолого-анатомическим отделением». Последнее слово в диагностике всегда было за патологоанатомами. Ни врач, ни его ученики, никто другой в отделении реанимации не сомневались, что девочка умрет. Все их научные и жизненные прогнозы говорили об этом. Но вера матери девочки в Бога, Промысл Божий опровергли все ученые и врачебные прогнозы.На другой день наступило Крещение Господне. Мать девочки пошла в храм, взяла крещенской святой воды, принесла в отделение реанимации и сказала дежурному врачу-реаниматологу: «Доктор, дайте, пожалуйста, девочке святой воды и побрызгайте ее тельце этой водой». Врач ответил матери: «Как же я, мамаша, дам ей испить воды, она же не глотает, у нее зонд стоит?» — «А вы, доктор, через зонд ей влейте». Врач подумал: «Ну, разве трудно мне влить святой воды через зонд? Ни мне, ни ребенку от этого ничего ни прибудет, ни убудет», и влил ей святой крещенской воды и покропил ее тельце этой водой.Каково же было удивление всех врачей, когда примерно через час после этого к девочке вернулось сознание, а через полтора часа ее сняли и с аппаратного дыхания.Через день приходит в отделение врач, который пребывал в эти великие дни в храме и, как и мать девочки, молился за нее. Входит утром в ординаторскую и спрашивает: «Ну что сказали в патолого-анатомическом отделении?» — «Идите в палату и посмотрите». А мой знакомый врач не поймет в чем дело. Зашел он в палату и, не веря своим глазам, остановился в удивлении в дверях: видит, что девочка сидит в кроватке и играет в куклы. Потом в больнице долгое время смеялись: в отделении реанимации лечат святой водой! Смеяться-то смеялись, но никто, пожалуй, не задумался над тем, что же произошло? Почему ребенок, который должен был умереть, неожиданно выздоровел, хотя все химические, биохимические и электрофизиологические показатели свидетельствовали о том, что он должен умереть?Второй случай из практики того же врача тоже довольно интересен. Некоторое время он был консультантом санитарной авиации и направлению МЗ РСФСР и МЗ СССР вылетал в различные города России и Советского Союза для консультаций тяжелейших больных как детский невропатолог. Однажды он был направлен в г. Сухуми. По прилете в Сухуми его встретил зам. главного врача Сухумской Республиканской больницы и отвез в отделение реанимации больницы. Там он осмотрел ребенка — мальчика 1 г. 7 мес. Было установлено, что ребенок, живший со своими родителями в г. Гагра, более месяца тому назад утонул в протекавшем на территории их усадьбы ручье. При этом было установлено, что с тех пор, как он утонул, и до момента начала реанимации прошло не менее 40-45 минут. Это означало, что 40-45 минут ребенок находился в состоянии клинической смерти. Когда его привезли в больницу, врачи — реаниматологи не хотели проводить реанимационные мероприятия, считая, что времени от момента утопления прошло очень много, и реанимация должна быть бесперспективной. Однако несчастная мать настояла на том, чтобы реанимационные мероприятия начали проводить. И, о чудо! Ребенок задышал, появился пульс, сердце заработало. С врачом реаниматологом через некоторое время ребенок на скорой помощи был отправлен в Сухумскую Республиканскую детскую больницу, где и находился в отделении реанимации.Через несколько дней после этого бабушке ребенка приснился сон: она видит лицо врача и слышит голос: «Вызывайте из Москвы консультанта», при этом полностью называются фамилия, имя и отчество врача, хотя до этого бабушка и никто из родственников не только не знали, но и никогда не слышали об этом враче. Родители ребенка настояли на том, чтобы Минздрав Абхазии созвонился с Минздравом СССР и выяснил, есть ли у них такой консультант. Каково же было удивление всех, когда в Минздраве СССР ответили: «Да, такой консультант есть», и он был отправлен по санитарной авиации в г. Сухуми.Осмотрев ребенка, врач обнаружил тяжелейшее состояние его и констатировал синдром декортикации, или проще говоря, гибель коры головного мозга. Ребенок был жив, дышал самостоятельно, сердце работало хорошо, кишечник, почки работали, но сознания не было. У него было так называемое в неврологии «вегетативное» (растительное) состояние. Сделали электроэнцефалограмму (записали биотоки мозга), и электроэнцефалограмма показала изоэлектрическую прямую с коры головного мозга, что свидетельствовало о ее гибели. Врач сделал свое заключение, высказал свою точку зрения, отметив бесперспективность лечения, и хотел улететь обратно в Москву, но все же решил понаблюдать ребенка еще сутки — двое. На ночь родители ребенка повезли доктора к себе домой в г. Гагра. Когда они вошли в усадьбу дома, навстречу им вышла из кухни бабушка ребенка с подносом лобио в руках. Взглянув на доктора, она чрезвычайно удивилась, развела руками, поднос с лобио рухнул на землю и разбился. Оказалось, она узнала в докторе того врача, которого видела во сне.Родители и бабушка уговорили доктора взять ребенка с собой на лечение в Москву. Хотя врач не верил, что ребенку можно помочь, все же, учитывая уникальность ситуации, он взял его с собой и поместил в неврологическое детское отделение, в котором работал и сам. В отделении провели необходимые исследования: сделали электроэнцефалограмму, вызванные потенциалы мозга, компьютерную томографию мозга и др. Все говорило о необратимом поражении мозга. Каково же было удивление всех врачей отделения, когда через неделю после начала интенсивного противогипоксического и стимулирующего мозг лечения они обнаружили вызванные потенциалы с коры головного мозга, а затем и кривую на электроэнцефалограмме! Лечение было интенсифицировано. Еще через несколько дней к ребенку вернулось сознание. В конце концов из больницы был выписан человек, а не «растительное» существо.Таким образом, через верующего православного врача Промысл Божий проявил себя на младенце и его семье. Вскоре после выписки ребенка из больницы он был окрещен, и его крестным отцом просили быть нашего врача.Интересен и третий случай из врачебной практики моего знакомого. Он уже был священнослужителем и одновременно работал в крупном лечебном учреждении врачом. Однажды после всенощной службы к нему подошла глубоко взволнованная женщина. Она с дрожью в голосе спросила его: «Скажите, Вы врач?» Он ответил: «Да, врач». «А можно ли мне прийти к Вам в клинику?» — «Пожалуйста, можете прийти завтра к 16 часам». В назначенное время она вошла к нему в кабинет и в слезах рухнула на пол. Он поднял ее, указал на стул, успокоил и попросил рассказать ее, в чем дело. И вот что она поведала.Лет 13 назад во время вторых родов она находилась в очень тяжелом состоянии и, в конце концов, впала в состояние клинической смерти, в которой пребывала, по словам врачей, около 5 минут. В это время она увидела себя проваливающейся в какую-то глубокую темную яму. Свет из отверстия, из которого она падала, все сужался и сужался. Ей не было страшно, было легко, и в то же время она недоумевала: что же с ней происходит? Вдруг падение ее задержалось, и она услышала сверху, из светлого отверстия, незнакомый голос: «Поднимайся наверх! Поднимайся! Поднимайся! Рано тебе улетать, ты еще поживешь». Она подняла голову вверх и видит, что она поднимается вверх, а над ямой склонился врач с небольшой бородкой в белом халате и говорит ей эти слова. И она поднялась из ямы, врач взял ее за руку, повел ее и сказал:»А теперь иди в церковь». И в этот момент она очнулась в родовой палате. Она не была верующим человеком, но с этого времени она поверила в существование Бога и в загробную жизнь, однако ходить в церковь и молиться еще не стала. И вот по прошествии 13 лет, пережив тяжелую драму в жизни — развод с мужем, она пошла в церковь. Войдя в храм, она сразу же от удивления оцепенела, услышав поразительно знакомый голос. «Где же и когда я его слышала? Да это же голос того врача, который заставлял ее подниматься из ямы, в которую она проваливалась во время клинической смерти!» Протиснувшись почти к самому амвону, она признала и самого врача в лице священнослужителя, произносившего ектению. Вот почему она по окончании службы подошла к нему и спросила, врач ли он.
Войдя на другой день к нему в кабинет и увидев его в белом халате, белой врачебной шапочке и с небольшой бородкой, она сразу же узнала в нем того самого врача.Но причем во всех этих случаях сам врач? Он хоть и был глубоко верующим человеком, но не поверил в возможность выздоровления ни одного ребенка, ни другого, и даже не знал никогда раньше о существовании женщины, которая видела его во время клинической смерти.Видимо через верующих врачей особым образом может проявляться Промысл Божий. Нам также известно немало случаев, когда верующие врачи были проводниками Воли Божией и Его Промысла о болящих.Все это свидетельствует о том, что личность врача имеет очень большое значение в установлении особых доверительных отношений с больным. И, конечно же, православный врач, по сравнению с неверующим или инославным врачом, для православно верующих людей гораздо более предпочтителен. По своему опыту врача и священнослужителя могу сказать, что к православному врачу с большим желанием тянутся не только православные больные, но и иудеи, и мусульмане, и лица иных вероисповеданий.Чистота жизни и помыслов, молитва, посещение храма, приобщение к Святым Тайнам Христовым, любовь к людям и желание помочь им особым образом откладывается на внешнем и психологическом облике врача и подсознательно тянутся к нему больные. Не следует забывать также, что верующие люди более сознательно относятся к своим обязанностям и стараются честно их соблюдать. Все это и делает их более привлекательными для больных. Больные знают, что на такого врача можно положиться и доверяют ему свое здоровье, жизнь и душу.

БЕСЕДА ВТОРАЯ
Вопрос: Чем объясняется всплеск тяги людей к оккулътному целителъству, народным, целителям, знахарям, и каково отношение Православной Церкви к этим методам лечения?Прежде всего, давайте определим, что такое оккультизм, «оккультный».Большая Советская Энциклопедия (1974, т. 18, с. 348) так определяет слово «оккулътизм»: оккультизм (от латинского слова occultus — тайный, сокровенный) — общее название учений, признающих существование скрытых сил в человеке и космосе, недоступных для обычного человеческого опыта, но доступных для «посвященных», прошедших через особую инициацию (посвящение) и специальную психическую тренировку. При этом цель ритуала посвящения усматривается в достижении «высшей ступени сознания»,… открывающего доступ к так называемым «тайным знаниям». Именно эти так называемые «тайные знания» лежат в основе колдовства, магии, из которых вышли на арену общественной жизни экстрасенсорика, биоэнергетика, уфология и т. п. В последние годы оккультные науки — экстрасенсорика, биоэнергетика, уфология, учение о карме, гипноз, парапсихология и, т. п., получили особо широкое распространение, особенно в среде околонаучной интеллигенции.Оккультные учения идут к нам и с запада, и с востока. Во многом это связано с развитием идеологического и духовного плюрализма, или вседозволенности на фоне так называемой демократизации общества. Ныне на наших глазах совершается страшная духовная агрессия против России, и, в первую очередь, против Православия в России, ибо только Россия остается столпом и оплотом истинного христианства в мире. Но именно поэтому и тратятся огромные усилия, чтобы и снаружи, и изнутри пошатнуть Православие и Церковь. Вероятно, мало кто знает, что только в 1994 г., например, ЦРУ потратило 150 млн. долларов на духовную агрессию против России. Только в одну Сибирь хлынул целый поток разных антиправославных проповедников, которые стали создавать у нас различные секты, школы, в том числе и оккультные — экстрасенсорики, магии, уфологии, астрологии и прочие.С другой стороны, развал нашего здравоохранения, считавшегося в свое время самым лучшим в мире, невозможность бесплатного получения высококвалифицированной медицинской помощи, которая стала предметом торговли, причем, очень дорогой, взлетевшая на небывалую высоту дороговизна лекарств, исчезновение из аптечной сети многих нужных лекарств, появление огромного числа экстрасенсов, колдунов, шаманов, знахарей, предлагающих почти на каждом шагу относительно недорогую помощь, религиозная безграмотность населения привели к резкому всплеску оккультного целительства и тяги к нему многих неверующих или маловерующих людей.
А между тем, отношение нашей Церкви к оккультным методам целительства является резко отрицательным.
Чем же страшны оккультные методы целительства? Гипноз, медитация, экстрасенсорика, колдовство, кодирование используют методы насильственного воздействия на психику человека, подавляя его волю и вырабатывая поведение людей по чужой воле — воле гипнотизера, экстрасенса, колдуна и т. д. Воздействуя на подсознание человека, они вкладывают в него свою программу поведения и мышления. Эта программа, проходя в сознание, определяет поведение, поступки и даже образ мышления человека. Ему кажется, что он поступает по своей воле, по своему желанию. На самом деле он выполняет волю чужого человека, чужого духа. Такое насильственное воздействие ограничивает личность человека, парализует его волю, изменяет поведение и даже мышление. Человек становится как бы биороботом, в нем убивается Образ Божий.
Образ Божий несет в себе каждый человек, каким бы плохим и падшим он ни был. Образ Божий в человеке состоит в том, что человек имеет свойства, присущие Богу: разум, свободную волю, бессмертную душу. Отбирая у человека волю и навязывая ему свою, изменяя образ мышления и поведения человека, оккультисты подавляют в нем Образ Божий, подчиняют душу человека себе.По учению святых отцов Церкви, человек может поступать по своей воле, по воле Божией и по воле бесов, которая навязывается ему в данном случае через посредника — колдуна, экстрасенса, гипнотизера.
Экстрасенсорика, биоэнергетика, колдовство, магия и прочая черная нечисть идут опасным путем, вопреки запрету Церкви и Святого Писания, вторгаясь в мир духовный и добиваясь определенных лечебных результатов, но экстрасенс и колдун вторгаются в мир духовный своей греховной, неочищенной душой и, естественно, в духовном мире они могут общаться только с миром отрицательных энергий.»Блаженны чистии сердцем, ибо они Бога узрят» — сказано в Евангелии. Они же вторгаются в духовный мир, не очистив свою душу покаянием, греховным образом — вопреки запрету Церкви.Православие не ставит своей целью приобретение каких-либо сверхъестественных способностей, а ставит своей целью очищение души от грехов через покаяние, молитву, пост, воздержание, делание добрых дел, любовь к Богу и людям.В основе христианской жизни лежат: любовь и вера, добрые дела, аскеза (пост, воздержание). Христианский путь идет через нравственное совершенствование: «Будьте совершенны, как Отец Ваш Небесный совершен есть», а не через упражнения, развивающие сверхъестественные способности без очищения души (покаяния), любви, делания добрых дел. Такой путь опасен, ибо он ведет в мир духовный без очищения души, в мир духовный без любви к Богу и людям.Совершенная любовь приводит к смирению, а смирение — это антигордыня. В гордыне человек сознает себя совершенным, великим, лучшим среди людей, могущественным. А оккультизм как раз и развивает у людей стремление к власти над миром, явлениями природы, людьми, а власть неимоверно возвеличивает, возвышает душу этого человека, т.е., развивает гордыню, которая является началом и концом всякого греха. Именно через гордыню пал Денница — дьявол и именно соблазненные гордыней согрешили первые люди на Земле — Адам и Ева.
Змей, в образе которого скрывался дьявол, внушал Адаму и Еве: «Знает Бог, что в день, в который вы вкусите их (плоды добра и зла) откроются глаза ваши и вы будете как боги…» (Бытие, 3,5). Вот в чем суть греха: непослушание и гордыня — «Вы будите как боги».Так получается, что Бог гордым противится, а смиренным подает благодать.
Вторжение в мир духовный без нравственного очищения и покаяния, но через физические и духовные упражнения, приводит к развитию гордости, ощущению себя всесильным, могущим управлять стихиями природы, человеком, и нередко такая гордыня приводит к тяжким психическим заболеваниям этого человека и подавляет Образ Божий в нем.Путь христианский направлен на развитие Образа Божия и возвеличение Его. Это путь — избавление от рабства греха. «Познайте Истину и Истина сделает вас свободными» — сказано в Евангелии. Но Кто есть Истина? Господь Иисус сказал: «Аз есмъ Путь, Истина и Живот». Значит, только в познании Бога мы приобретаем настоящий путь, познаем Истину и приобретаем Жизнь. Вне Бога этого нет. Но оккультизм выводит нас на путь без Бога, путь не истинный и не жизненный.»Познайте Истину и Истина сделает вас свободными». Но свободными от чего? Может ли быть человек свободным в этом мире, лежащем во грехе и зле? В этом мире человек подчинен воздействию на него разных законов: природных, биологических, физиологических, юридических, социальных, экономических, нравственных, духовных. И ни один из этих законов он не должен нарушить, иначе ему придется строго отвечать за эти нарушения.От чего же сделает свободным человека познание Истины? От делания греха! Значит, познав Истину (Бога), он становится свободным от делания греха. Ап. Иоанн Богослов сказал: «Всякий пребывающий в Боге не согрешит». (I Иоанн, 3,6). Вот в чем истинная свобода человека в этом грешном мире.Освобождаясь от греха, человек побеждает свое естество, т. е. законы биологии. Мы знаем, что многие и многие христианские святые не женились, т. е. жили в полном воздержании, почти не спали, часто очень мало ели (например, одну просфору в день или один сухарик). Святые своей аскетической жизнью во Христе побеждали «естества чин». И вот в аскезе, в вере и в любви к Богу и людям, «побеждая естества чин», многие из них получали благодать Божию, т. е. силу Божию и могли исцелять, быть прозорливыми, творить чудеса. Оккультисты же идут совсем другим путем — путем особых тренировок без очищения души и тела от грехов или развивают в себе имеющиеся у каждого человека сверхъестественные способности, или получают их от бесов через особые посвящения (инициации).Без особого духовного напряжения и нравственного совершенствования человек получает непосредственно плоды своей работы: «исцеления», предсказания событий (ясновидение), воздействия на события, «исправление судьбы человека» и т. п.В христианстве целью жизни является не развитие или получение сверхъестественных способностей, а стяжание, т. е. приобретение, Духа Святаго, по слову преподобного Серафима Саровского. Христианство — это путь к созиданию «новой твари во Христе» (ап. Павел). Этого не происходит в оккультизме. Отсюда, оккультисты не действуют Благодатью Божией, а действуют через мир отрицательных духовных энергий — мир бесов. А это приводит к тяжелым, порой трагическим последствиям.Священнослужителям и православным врачам хорошо известны эти трагические последствия «лечения» людей у экстрасенсов, биоэнергетиков и колдунов. Если это не просто шарлатаны, а действительно экстрасенсы, то в ряде случаев обращающиеся к ним действительно могут получать облегчение или даже исцеление при своих заболеваниях. Но по прошествии нескольких месяцев, реже — года (по моим наблюдениям чаще от 2 до 6 мес.) болезнь возвращается вновь с новой силой, лечить ее становится гораздо сложнее, часто поражаются и другие органы и развиваются тяжелые психические нарушения.Можно проследить такую цепочку развития «постоккультного синдрома»: временное улучшение или даже «исцеление» — латентный (скрытый) период от нескольких недель до года (чаще от 2 до 6 мес.) — возобновление заболевания с новой силой, часто с поражением других органов — появление немотивированных страхов — появление мотивированных страхов (например, страх смерти, страх езды в транспорте, страх за близких людей и т. п.) — появление голосов, повелевающих делать то-то и то-то (т. е. управляющих психикой человека) — депрессивное состояние — мысли о самоубийстве — самоубийство (часто!).Нередко, особенно дети и неверующие, видят являющихся им бесов, устрашающих их или повелевающих совершать те или иные поступки. У меня накопилось большое количество таких наблюдений.

БЕСЕДА ТРЕТЬЯ
Вопрос: Скажите, всегда ли врач должен помогать больным врагам своим и врагам отечества своего и этично ли помогать безнадежно больным? Может быть, наша помощь безнадежно больным усугубляет их муки и страдания? Не лучше ли быстрее прекратить их страдания? В этом, может быть, и явится наша помощь им?Да, помогать надо всем. Господь Иисус Христос сказал: «Не здоровые нуждаются во враче, но больные». И еще: посылая учеников Своих на проповедь Евангелия, Он сказал: «…И если придете в какой город, и примут вас,… исцеляйте находящихся в нем больных» (Лк. 10,8-9). Он не сказал (!) того-то исцеляйте, того-то не исцеляйте. Но всех, — нуждающихся во враче, надо исцелять. Любой человек несет в себе Образ Божий, который надо почитать и любить, и если человек страдает, ему надо помочь. И чем сильнее страдает больной, тем в большей помощи он нуждается.Для врача, тем более православного, любой человек, кто бы он ни был, несет в себе Образ Божий. Как может верующий человек, тем более врач, отказать в помощи страдающему больному?
В Православной Руси врачебное дело всегда связывалось с верой в Бога и служением Ему. Давайте вспомним, что врачебное искусство на Руси пошло именно из центров веры — монастырей. Еще в 1091 г. переславский епископ Ефрем приказал подведомственным ему монастырям строить «строение банное и врачеве и больницы всем приходящим (подчеркнуто мною, автор) и безмездно врачевание».В этом приведенном отрывке из летописи бросаются в глаза два очень важных для наших дней момента: «всем приходящим» и «безмездно врачевание». В этом важном для нас церковном документе не сказано, что принимать надо не всех (а, ведь, это был 11 век, а крещение Руси произошло всего лишь 100 годами ранее, и не сразу все стали верующими, Русь во многом оставалась языческой). Наоборот, сказано, что принимать надо всех, а помощь оказывать бесплатно.В Типиконе, или Церковном Уставе, говорится, что монастырь должен иметь больницу и заботиться о стариках, заниматься странноприемничеством. В 46 главе I тома Типикона сказано: «Подобает игумену тщатися больным на врачество, или в монастыре живущим или странно пришедшим, в тяжких недузех скорого просящим исцеления… Елика же суть в монастыре монахи или бельцы (мирские люди) недугом одержимы будут… игумену же начасте приходити к ним, и промышляти о больных по врачевской воли, и потребная да повелевает деяти. Врачеве же всею хитростию подвигшеся, крепость и здравие страждущим да подавают. Аще ли кто странен и бездомов в гостиницу приидет, недугом одержим, от игумена и от врача да получит покой во всем. Старым же и деяния помощи не имущим, повелевает требованных насладитеся и одры тем равночистенны поставляти на покой им: от них же старец да емлет на всяк день потребная им».Из этого отрывка из Типикона мы видим, что повелевается всем оказывать помощь: и верующим, и язычникам, и иноверцам: «странно пришедшим в тяжких недузех скорого просящим исцеления…»Да иначе и не может быть. Ведь Господь Иисус Христос заповедал молиться о всех, и о врагах своих, и врагов своих прощать. Святой первомученик Стефан молился за убивающих его камнями иудеев:
«Господи! Не вмени им греха сего.» (Деян., 7,60). Поэтому мы должны лечить и оказывать помощь всем нуждающимся в ней, в том числе и врагам личным, и врагам отечества нашего, что и делалось даже во время последней мировой войны. И наши мужественные медсестры, санинструктора, фельдшера, врачи оказывали первую помощь на поле боя и в госпиталях и врагам своим — гитлеровцам, и это гуманное отношение к больным и страждущим, несомненно, уходит своими корнями в наше христианское происхождение.В этом отношении для нас весьма поучителен пример замечательного врача прошлого века доктора Гааза. Он, будучи тюремным врачом, в любое время суток шел на помощь к любому нуждающемуся в его помощи больному и оказывал ее бесплатно, именно его стараниями в России были отменены кандалы. Он получал от богатых людей большие пожертвования, но когда умер, то оказалось, что его не на что было похоронить, ибо все деньги он раздавал бедным или тратил на их лечение.Этот «святой доктор», как его называли в народе, так выразил величие профессии врача: «Самый верный путь к счастью не в желании быть счастливым, а в том, чтобы делать других счастливыми. Для этого нужно внимать нуждам людей, заботиться о них, не бояться труда, помогая им советом и делом, словом, любить их, причем чем чаще проявлять эту любовь, тем сильнее она будет становиться» («О самовоспитании врача», М., 1971, стр. 57). И недаром на могиле доктора Ф. П. Гааза высечена надпись: «Спешите делать добро».Что же касается того, этично или неэтично помогать безнадежным больным и не усугубляет ли эта помощь их муки и страдания, то в этом для православных врачей не может быть вопроса. Главная задача врача — помогать страждущим, не зависимо от того, сможет он вылечить больного или не сможет. Для нас ясно одно: все равно мы избавить человека от смерти не сможем, рано или поздно он, как и все мы, умрет. Но помочь больному, пусть безнадежному, мы должны. В этом — долг любого врача, тем более православного. Давайте не будем забывать, что медицина корнями своими уходит в религию.До грехопадения и изгнания из рая первые люди не нуждались во враче, ибо они не болели, как и не нуждались в религии, ибо религии, как таковой — в ее нынешнем понимании, не существовало — Религия означает восстановление нарушенной связи человека с Богом. В раю же Адам и Ева имели непосредственное общение с Богом. Лишь после грехопадения и изгнания их из рая появилась необходимость восстановить эту нарушенную связь, и вот тогда возникает религия. Но тогда же возникают болезни, страдания, и в жизнь людей вошла смерть. С тех пор смерть — это обязательный удел человека и избежать мы ее не сможем. Но смерти предшествуют болезнь и страдание.После грехопадения возникают и религия и медицина с целью помочь человеку в страданиях, т. е. одновременно возникает необходимость в лечении духовной болезни — греха и телесных болезней, И длительное время медицина развивалась в недрах религии, а затем стала развиваться параллельно ей и лишь сравнительно недавно она отделилась от религии. Отделилась, но не отошла. Ибо у них одни цели — помогать человеку в страданиях, только у религии свои пути и методы помощи, направленные на всего человека — на восстановление падшего, греховного человека. У медицины свои методы помощи, направленные, главным образом, на лечение болезней отдельных органов и систем. Но эти медицинские методы помощи потеряли то, что объединяет органы и системы в человека — его душу.
Задачей верующего врача является при лечении соединить воедино тело и душу, т. е. одухотворить медицину. Поэтому верующий врач гораздо лучше может помочь тяжело или безнадежно больному человеку, ибо он способен прибегнуть и к духовному врачеванию, призвав на помощь священника или частично сможет его заменить.В последние годы много споров ведется вокруг так называемой эвтаназии. Термин этот был предложен в XV веке английским философом Ф. Бэкманом для обозначения «легкой», не сопровождающейся агонией, безболезненной смерти. В настоящее время под этим термином стали понимать намеренное ускорение наступления смерти неизлечимого больного с целью прекращения его страданий, по существу, о преднамеренном убийстве, неизлечимого тяжело страдающего больного, чтоб прекратить его муки.Эвтаназия — порождение безрелигиозной морали и в христианском мире ее быть не может. Она ничего общего не имеет с христианством, хотя и преследует, на первый взгляд, благую цель: прекращение страдания больного. Но это есть убийство! Можем мы оправдывать детоубийство в утробе матери — аборт? Нет! Можем ли мы оправдать убийство больного? Нет!Имеет ли врач право ускорить смерть безнадежно больного, тяжело страдающего больного? Большинство врачей во все времена отвечали на этот вопрос: «Нет, не имеет права».Преднамеренно, пусть даже с благой целью, лишить человека жизни есть нарушение заповеди Божией «Не убий».Мы можем понять нравственное состояние неверующих в Бога людей: им жалко тяжело страдающих людей и ради прекращения этих страданий они готовы убить его (пусть не прямо убить, а скажем, не оказав сознательно необходимой помощи или дав яд или сильно действующее лекарство самому больному, чтобы он сам лишил себя жизни). Кстати, в последнем случае, помимо греха убийства, врач берет на себя и грех самоубийства больного.
Разум неверующих замутнен тем, что за гробом — лишь пустота и темнота и отсутствие всяких страданий. Вспоминается случай из собственной врачебной практики. Однажды послали меня по санитарной авиации на консультацию в г. К. к девочке 14 лет, отравившейся лекарством из желания «насолить родителям», которые ее за что-то отругали. Прилетев в г. К., я увидел расположившийся перед больницей цыганский табор. Девочка оказалась цыганкой.
Осмотрев больную и обсудив ее состояние с врачами-реаниматологами, я констатировал смерть мозга. Мой разговор с врачами подслушали цыгане из табора, которые постоянно находились у постели девочки.
Узнав о безнадежном состоянии больной, они потребовали от меня срочно отключить аппарат искусственного дыхания, объясняя мне, что девочка все равно рано или поздно умрет, а им на похороны надо успеть созвать всех сородичей со всего Советского Союза — от Карпат до Сахалина.Я стал убеждать их, что, пока человек дышит и сердце работает, за его жизнь надо бороться до конца. Они стали угрожать нам кинжалами, но мне удалось все же убедить их подождать до утра. Рано утром они вновь приступили к нам с требованием отключить аппарат. Пока я их уговаривал, они перерезали кабель, ведущий к аппарату, и девочка перестала дышать.В случае врача А. безнадежно больная девочка К. была чудесным образом исцелена по вере своей матери святой крещенской водой. В случае с утонувшим мальчиком Промысл Божий даровал не только жизнь, но и здоровье ребенку. А в нашем случае неверие и земные тщеславные потребности (устроить пышные похороны!), конечно же, не могли способствовать исцелению девочки, тем более решившей покончить с собой назло родителям. Верующий человек не должен думать о насильственной смерти, он должен думать о том, чтобы отпущенное ему Богом время употребить на покаяние и оплакивание своих грехов, принимая свои страдания как очищение души от этих грехов. Мы знаем также, что нередко Господь продлевает наши страдания, чтобы, человек пришел к полному и осознанному покаянию. Мне вспоминается случай из моей врачебной практики:Одна престарелая женщина умирала от рака желудка с метастазами во многих органах. Угасание жизни было медленным и очень мучительным Она периодически исповедовалась и причащалась.Но вот наступил критический предагональный период. Еще когда она находилась в полубессознательном состоянии, ее причастили. И вдруг… о чудо! Она встала, стала ходить, сразу же ее потянуло заниматься хозяйственными делами. Что-то стала делать на кухне. Такое состояние, поразившее всех, наблюдавших ее, продолжалось примерно в течение 6-7 дней. Затем она опять стала угасать, не смогла вставать с постели, не говорила. И опять в предагональном состоянии ее причастили. И опять тот же поразительный эффект!Такой эффект от святого Причастия продолжался недель десять. Раз десять эта женщина умирала и каждый раз после причастия оживала. Все удивлялись, удивился и священник, ее причащавший, потому что и он впервые с этим столкнулся и тогда он сказал женщине: «Наверное, у Вас есть какой-нибудь нераскаянный грех и Господь ждет Вашего искреннего покаяния в нем.» Она, подумав немного, сказала: «Да, наверное, так.» После покаяния и причастия на другой день она умерла.Господь посылал этой женщине заметное улучшение состояния, не допуская ее до смерти, пока она не покается. Но, если бы родственники и врачи пошли по пути эвтаназии и убили бы эту женщину, прекратив ее мучения, они лишили бы ее возможности покаяния, и она нераскаянной предстала бы пред Господом.Вспоминается мне и еще один случай из врачебной практики. Одна женщина долго и тяжело болела неизлечимой мучительной болезнью. Настало время, когда все родственники ждали ее скорой кончины, а она все не умирала и жестоко мучилась. Наконец, решили пригласить священника. Он долго ее исповедовал, причастил и пособоровал и через 8 минут, находясь в полном сознании, радостная и просветленная, перекрестившись, со словами «В руки Твои, Господи, предаю дух мой» отошла ко Господу.О какой же эвтаназии для нас — православных христиан — может идти речь?Православная церковь никогда не закрывала глаза на проблему предсмертных мучений человека, и существует даже специальной канон «внегда человек долго страждет», в котором Господа просят уже не об исцелении болящего, а о том, чтобы Он упокоил его с миром.

Схимонах Иларион «На горах Кавказа»

К этому же побуждало меня и нашедшее на меня уныние – страшная болезнь душевная,
ведомая лишь безмолвникам, препровождающим, ради любви Христовой, житие свое в
горах и вертепах, в совершенном удалении от людскаго общения.

Да и ещё, кроме всего этого, в сердце была какая-то тайная надежда, что, быть
может, не встретим ли что-либо особенное, какого-нибудь истиннаго раба Божия –
сотоварища нам пустынника, труждающагося о Имени Господнем в сих многотрудных
местах, где редко и едва ли когда-либо проходит даже и нога охотника. Слух о
таковых отшелниках, безвыходно живущих в глубинне малыми обществами, много раз
доходил и до нас, что есть у них там церкви и свои священники и всё
хозяйственное заведение. И случается, что в иной раз как-нибудь и выйдет оттуда
один из них по нуждам своим в мирское селение, а по исполнении, быстро и
скоротечно опять возвращается в превожделенное свое уединилище, полное духовнаго
мира и Небесной радости. И бывает, по большей части, хождение их по высотам гор,
местами трудными и едва проходимыми. Вот таковаго-то человека встретить и было у
нас в сердце тайное предчувствие, и оно, как увидим впоследствии, не обмануло
нас. Взяв сухарей, ползли мы рано утром с послушником своим по крутизнам и
горным уступам вверх, хватаясь руками за ветви дерев, корни и камни, где только
и как можно, перелазя овраги и пропасти и восходя всё выше и выше.

По слабости сил, с великим трудом лишь вечером достигли границы, где кончается
растительность и начинаются скалистые утёсы и остроконечные шпили, выдающиеся в
воздухе своею возвышенностью над всею страною, и как бы бдительные стражи
неусыпно назирающие всю окрестность. На многие из них взобратся уже нет никакой
возможности, так как они отрубом и вертикально устремляются вверх; а на
некоторые и ещё возможно взойти по причине устипов и отлогости сторон.

Усмотревши удобное место, сели мы для отдохновения, а пожалуй скорее для ночлега.
Обозревшись же, увидели себя на страшной высоте, превыше всего видимаго
пространства, вся окрестная страна была у нас под ногами.

И вот открылся очам нашим поразительный вид горных хребтов и восхитительно
живописная красота местности на все стороны и по всему протяжению до самаго
горизонта, куда только достигал глаз. Зрелище было воистину неописуемое,
подобнаго коему едва ли ещё где-нибудь можно видеть, потому что природа
Кавказская исключительная, своеобразная и единственная, пожалуй на всём шаре
земном. Солнце клонилось к западу и своими лучами золотило всю страну: и вершины
гор, и глубокия пропасти, зияющия мраком и наводящия страх, и небольшия, между
горами кое-где видневшияся, полянки, покрытыя зеленью.

Нет возможности изобразить расположение гор, их великое пространство, красоту и
чудное разнообразие, поражающее зрителя удивлением, выше всякаго слова и мысли.
Горы представляли из себя какия-то разно-характерныя колонны, чрезвычайно
красивыя и весьма неуклюжия, и тянулись длинным рядом, который иногда вдруг и
как-то смело прерывался страшною пропастью, другою и третьею; потом опять
начинался и снова тянулся до новой пропасти, а там в дали исчезал за новыми
высотами гор. То показывали вид изуродованный, перемешанный и до крайности
разнообразный, так что форму их очертания невозможно передать никаким словом.
Они похожи на то, как, если бы, в сильном трясении вдруг обратились в застывшее
состояние. И каких только странных видов тут не было для взора!… То, как два
брата, любезно обнявшись, идут по дороге: так две скалы, переплетшись друг с
другом, стояли на чистом местечке под стеною горы. А то, как бывает в драке,
один, поборовши другого, становится ногами своими на груди его; так точно и
здесь – одна скала стоит на другой, показуя своим воинственным видом как бы
одоление и попрание соперника своего. Там видится, как будто охотник,
наклонившись, метит устрелить зверя в добычу себе. То, столпившись в одни кучу,
группа небольших курганчиков, напоминает семейство птенцов, их же кокош собирает
под криле свои. А вот, в стороне от них, виднеется неизмеримой величины обширная
гора, и она привлекает внимание своею великою, паче меры, огромностью;
правильным и красивым очертанием, выдаваясь посреди всего окружающаго её, она
победоносно и как-то величаво возносит почти к облакам свой исполинский остов и
могучую главу и видимо господствует над всем множеством окружающих гор, будучи
им как бы царица, или якоже мать. Иныя горы являют подобие величественных
соборов, увенчанных главами, а другой шпиль, как стрела идёт вверх, без сомнения
показуя этим человеку путь к Небесам; в другом месте скала являла подобие
медведя или черепахи, а то принимала безформенный вид или же просто лежала груда
обыкновенных камней.

На более низких местах и как бы отступивши от гор, виднелись более спокойныя
пространства, покрытыя зеленью, и по ним были разбросаны пасущияся стада азиатов;
издали они показывались чёрными точками, медленно движущимися по зелёному фону.
По окраинам некоторых сторон тамошняго пространства стройно и красиво стояли
длинные ряды дерев, как бы посаженныя искусною рукою. Они похожи были на то, как
бывает на войне, когда уготовляясь на брани, стоят полки против полков. До слуха,
чуть доносился слабый звук реки Урупы, текущей внизу у подошвы гор.

Во всём пространстве вокруг нас царствовала мёртвая тишина и совершенное
молчание: то было отсутствие всякой житейской суеты. Здесь природа, вдали от
мира, праздновала своё успокоение от суеты и являла таинство будущаго века.
Просто сказать – это было царство духовнаго мира и безмятежности,– новый мир не
в пример лучше того, в коем живут люди: освобождение души от всего вещественнаго,
земного и плотского; свобода духа, жизнь, свойственная его невещественной
природе; это был нерукотворенный храм Бога живаго, где всякий предмет глаголал
славу Его и исполнял Божию службу своим безгласным, но вразумительным вещанием,
проповедуя Его всемогущество, присносущую силу и Божество. Оглянулись мы назад и
были поражены новым необычайным явлением: цепи снеговых гор тянулись по черте
горизонта и, залитыя лучами Солнца, показывались пламенеющими.

Явление дивное и весьма очаровательное!!! Там же виднелась и знаменитая на всём
Кавказе гора Эльбрус, снеговая вершина которой золотом горела в лучах вечерняго
небосклона.

В общем же пред нами была картина красоты неописуемой! Книга природы раскрывала
нам здесь одни из роскошных страниц и мы видели и всюду читали явленнейшия силы
Божии и чрез разсматривание твари познавали невидимыя Божии совершенства (Рим. 1:20).
Необъятный простор пространства, как безбрежное море, разлившийся на все стороны,
поражал нас своею величественностию и уносил мысль куда-то далеко за пределы
всего временнаго. Он напоминал о безконечном всемогуществе Божием и Его
неограниченном владычестве, вседержавной силе и вездесущии, и вливал в нас
ощущение страха и благоговения, коим безспорно и безусловно обязана Ему всякая
тварь, как к Отцу природы и Содетелю всяческих.

Безмолвие гор и удолий порождало новое чувство: то было состояние неисповедимой
тишины и покоя, коими объяты были все наши душевныя чувства и расположения; то
была тихая и духовная радость – был глас хлада тонка, идеже Господь (3 Царь. 19:12).

И действительно – Дух Божий, Иже везде сый и вся исполняяй и содержай всю тварь
видимую и невидимую, как-то ближе и ощутительнее слышался сердцу и более полным
наитием наполнял все внутренния силы души, чего прежде с нами не было никогда.

И так мы сидели и молчали, смотрели и удивлялись и священным восторгом питали
сердца свои, переживая те возвышенныя минуты внутренней жизни, когда человек
ощущает близость незримаго мира, входит в сладкое с ним общение и слышит
страшное присутствие Божества. В это время, исполняясь святыми чувствами, он
забывает всё земное. Сердце его, разогреваясь подобно воску от огня, способным
делается к восприятию впечатлений горняго мира. Оно пламенет чистейшею любовию к
Богу, и человек вкушает блаженство внутренняго Богообщения; слышит в чувстве
своём, что не для земной суеты, но для приобретения вечности даются ему короткие
дни земного бытия.

Испытав это возвышенное и духовное состояние, невольно предлагаешь себе
благоговейный вопрос: зачем Всевышний Господь укрыл славу Своего премудраго
Творчества так далеко от мира – в местах недоступных, посреде гор и вертепов и
пропастей земных?… И зрят её только немногие насельники пустыни, уединённые
отшельники?… Мы же говорить об этом не находим благоприличным, чтобы вместо
пользы не причинить вреда и тем, кто живёт в пустыне и кто не имеет возможности
к сему, хотя бы и желал; а более всего тем, кои признают этот образ жизни
совершенно неполезным, не понимая его содержания и внутренней силы. Лучше всего
всякиц пусть смотрит на этот вопрос по мере своего умственнаго кругозора.

Глава 2.

Замечательная встреча со старцем пустынножителем, и начало беседы с ним о
духовном деле

Итак – пребывая в состоянии духовной восторженности и упоеваясь созерцанием
красот Божиих, щедрою рукою разлитых по лицу пустыни, мы обратили внимание вниз
и с удивлением заметили вдали идущаго человека с большою котомкою за плечами;
медленными и утруждёнными шагами, поникши головой, спускался он по горной
наклонности в глубокую сожжённую котловину. Иногда виден был весь, выходя на
вершины холмов, иногда совсем изчезал, погружаясь в пропасти и низменности между
холмами, то опять показывался и двигался по направлению к нам.

Поразительно, а вместе с тем и весьма умилительно было видеть человека в сих
пространствах безлюдной страны, где, как известно нам, кроме разве охотника, и
то не в это время, никогда не бывает людей. Всматриваяс ближе, заметили, что это
был человек, принадлежащий к нашему монашескому званию, и весьма обрадовались,
надеясь узнать от него много полезнаго, касательно своей пустынной жизни. Когда
же он был от нас недалеко, мы приветствовали его обычным между монахами
приветствием: «благословите, батюшка»!

– Бог благословит! – послышался искренний и братский отвт.

– Садитесь, пожалуйста с нами,– сказали мы,– вот кстати, у нас и чай готов!

– О! это хорошо,– отвечал незнакомец,– а я так притомился, что чут жив!

– Куда Бог несёт? – спросили мы.

– Да ходил в монастырь (Зеленчукский) по своим духовным нуждам, а теперь иду в
свою пустыню.

И затем пришедший пустынник в совершенном изнеможении повалился на землю, снял
шапку и лёг, растянувшись на земле во весь рост и положивши голову на сумки, как
делают вообще все пустынники. Мы воззрели на него: это был старец уже глубоких
лет; пот, как весною ручьи, лился по лицу его, и он был весь мокрый и покрыт
пылью. Потом он рукою утёр лицо свое и прославил Бога, сотворив благодарственную
Господу Богу молитву, говоря: «Слава Тебе, Боже! Слава Тебе, Боже! Слава Тебе,
Боже»!

– Уморились, батюшка? – спросили мы.

– Да, уморился очень сильно, шёл целый день, а жар нестерпимый и воды нет.

– Ну, а далече отсюда ваша пустыня?

– Да, пожалуй, дня три нужно идти -около Аксибая, на Чёрной речке.

– Много вас там?

– Там много пустынников.

Молитвы к 45 чудотворным иконам Богородицы

21(3)января — икона Божией Матери«ВАТОПЕДСКАЯ»,именуемая «ОТРАДА» или «УТЕШЕНИЕ» - молятся об исцелении от недугов.
Тропарь, глас 3:
Утоли болезни многовоздыхающия души моея, Утолив­шая всякую слезу от лица земли. Ты бо человеков болезни от-гониши и грешных скорби разрушавши: Тебе бо стяжахом вси надежду и утверждение, Пресвятая Мати Дево.
Молитва
Надежда всем концем земли, Пречистая Дево Богороди­це, Утешение и Отрадо наше! Не гнушайся нас грешных, на Твою бо милость уповаем. Угаси пламень греховный и покая­нием ороси изсохшие сердца наша. Очисти ум наш от грехов­ных помышлений. Приими моления от души и сердца с возды­ханием Тебе приносимыя. Буди Ходатаице о нас к Сыну Твоему и Богу и отврати гнев Его от нас Матерними молитвами. Укре­пи в нас веру православную, вложи в нас дух страха Божия, дух смирения, терпения и любви. Душевныя и телесныя язвы исце­ли, утиши бурю злых нападений вражеских. Отыми бремя гре­хов наших и не остави нас до конца погибнути. Подаждь нам милость Твою и святое благословение Свое всем зде предсто­ящим и молящимся и всегда пребываяй с нами, подавая прихо­дящим к Тебе отраду и утешение, помощь и заступление, да славим и величаем Тя вси до последняго нашего воздыхания. Аминь.

25 (7) января — икона Божией Матери «УТОЛИ МОЯ ПЕЧАЛИ» — молятся об избавлении от болезней и скорбей телесных; от греховных страстей, обуревающих сердце человека.
Тропарь, глас 3:
Утоли болезни/ многовоздыхающия души моея,/ утолив­шая всяку слезу от лица земли,/ Ты бо человеком болезни от-гониши/ и грешных скорби разрушавши,/ Тебе бо вси стяжахом надежду и утверждение,/ Пресвятая Мати Дево.
Молитва
Надежда всем концем земным Ты еси, Пречистая Дево Госпоже Богородице, утешение мое! Не гнушайся мене, сквер-наго, в дерзновенном молении недостойных уст моих, и молю: угаси ми пламень греховный и ороси покаянием, душевныя и телесныя язвы исцели, облегчи, Владычице, болезнь, утиши бурю злых нападений, Пречистая, отыми бремя грехов моих, Пребла­гая, и утоли печали моя, сокрушающая сердце. Ты бо еси возве­дение роду человеческому и в печалях скорая Утешительница. За толикия же Твоя милости до последняго моего издыхания славословити тя имам, о Всеблагословенная! Аминь.

5 (18) февраля — икона Божией Матери «ВЗЫСКАНИЕ ПОГИБШИХ»- молятся при головной и зубной боли, лихорадке, болезни глаз, о вразумлении отпавших от веры православной, погибающих детях, о благодатном браке и от пристрастия к винопитию.
Тропарь, глас 4:
Взыщи нас, погибающих Пресвятая Дево,/ не по грехом бо нашим наказуеши нас,/ но по человеколюбию милуеши:/ избави нас от ада, болезни и нужды/ и спаси нас.
Молитва
О, Пресвятая и Преблагословенная Дево, Владычице Бо­городице, Споручнице грешных и Взыскание погибших! При­зри милостивым Твоим оком на нас, предстоящих пред святою иконою Твоею и со умилением молящихся Тебе: воздвигни нас из глубины греховныя, просвети ум наш омраченный страсть-ми, и уврачуй язвы душ и телес наших. Не имамы иныя помо­щи, не имамы иныя надежды, разве Тебе, Владычице: Ты веси вся немощи и согрешения наша, к Тебе прибегаем и вопием: не остави нас Твоею небесною помощию, но предстани нам присно, и Твоим неизреченным милосердием и щедротами спа­си и помилуй нас погибающих. Даруй нам исправление грехов­ныя жизни нашея и избави нас от скорбей, бед и болезней, от напрасныя смерти, ада и вечныя муки. Ты бо, Царице и Влады­чице, скорая помощница и заступница всем притекающим к Тебе, и крепкое прибежище грешников кающихся. Подаждь убо нам, преблагая и всенепорочная Дево, христианский конец жи­вота нашего мирен и непостыден и сподоби нас Твоим хода­тайством вселитися в обителех небесных, идеже непрестан­ный глас празднующих радостию славит Пресвятую Троицу, Отца и Сына и Святаго Духа, ныне и присно и во веки веков. Аминь.

12 (25) февраля — икона Божией Матери «ИВЕРСКАЯ»(празднуется во Вторник Светлой Седмицы)-молятся об избавлении от разных напастей и обутешении в бедах, от пожара, об умножения плодородия земли.
Тропарь, глас 1:
От святыя иконы Твоея,/ о Владычице Богородице,/ ис­целения и цельбы подаются обильно/ с верою и любовию при­ходящим к ней:/ тако и мою немощь посети/ и душу мою поми­луй, Благая,/ и тело исцели благодатию Твоею, Пречистая.
Молитва
О, Пресвятая Госпоже Владычице Богородице, приими недостойную молитву нашу, и сохрани нас от навета злых че­ловек и от напрасныя смерти, и даруй нам прежде конца пока­яние, на моление наше умилосердися, и радость в печали мес­та даруй. И избави нас, Госпоже, от всякия беды и напасти, скорби и печали и от всякаго зла. И сподоби нас, грешных ра­бов твоих, одесную стати во втором пришествии Сына Твоего, Христа Бога нашего, и наследники нас быти сподоби царствия небеснаго и жизни вечныя, со всеми святыми в безконечныя веки веков. Аминь.

21 (6) февраля — икона Божией Матери«КОЗЕЛЬЩАНСКАЯ» — молятся при различных телесных повреждениях, травмах.
Тропарь, глас 4:
Веселися, земле Полтавская/ и все Отечество наше пра­вославное:/ се бо яко светозарное солнце,/ явися пречудная икона Твоя, Преблагославенная Богомати,/мир озаряющи мно­жеством чудес Твоих,/ теми убо обретаем, яже на земли, вся благая и полезная,/ и сущих, яже на Небеси, сокровищ сподоб­ляемся./ Сего ради вопием Ти:/ радуйся, Похвало наша при-снопоклоняемая,/ спаси ны, молящиеся Тебе,/ единая Надеж-до и Радование вечное поющих Тя.
Молитва
Богородице Дево Пренепорочная Мати Христа Бога на­шего, Заступнице всего рода Христианскаго! Чудотворней ико­не Твоей благоговейне предстояще, молим Тя, услыши нас молящихся Тебе: приими благодарения наша недостойная о всех неизреченных Твоих к нам блогодеяниих, в месте сем и во мно­гих весях и градех земли Российския явленных и являемых: Ты бо еси больных исцеление, скорбящих утешение, заблудших исправление и вразумление. Буди всем нам покров и утеше­ние, пристанище от всяких зол, бед и обстояний, от глада, тру­са, потопа, огня, меча, нашествия иноплеменников, смертонос-ныя язвы и от злых человек озлобления. О Премилосердная Мати, буди присно молитвенница любвеобильная о благосос­тоянии святаго храма сего, о мире и тишине жительства общи­ны сея, укрепи и поддержи священнодействующыя и служащыя во святем храме сем: осени вседержавным покровом Твоим строители и благотворители святыя обители сея, воздаждь им вечными дары щедрот Твоих: заступи от всякия напасти и со­храни с верою и благоговением притекающия к чудотворней иконе Твоей и молящиеся Тебе с любовию зде и на всяком месте. Вознеси молитвы наша, яко кадило благовонное, ко Престолу Всевышняго, дарующаго нам здравие, долгоденствие и в трудех благочестивых поспешение, да Твоим окормлением управляеми, и покровом Твоим осеняеми, прославим Отца, Сына и Святаго Духа и Твое Матернее о нас заступление, всегда, ныне и присно и во веки веков. Аминь.

2 (15) марта — икона Божией Матери «ДЕРЖАВНАЯ»- молятся о правде, сердечной радости, нелицемерной любви друг к другу, о мире в стране и сохранении России.
Тропарь, глас 4:
Ангелов лица благоговейно Тебе служат,/ и вся Небесныя силы немолчными гласы Тя ублажают, Богородице Дево,/ усер­дно молим Тя, Владычице,/ да пребудет Божественная благо­дать/ на честней иконе Твоей Державней,/ и светозарный луч славы чудес Твоих да нисходит от нея/ на всех, с верою Тебе молящихся/ и вопиющих Богу: аллилуиа.
Молитва
О мира Заступнице, Матерь Всепетая, со страхом, верою и любовию припадающе пред честною иконою Твоею Держав­ною, усердно молим Тя: не отврати лица Твоего от прибегаю­щих к Тебе, умоли, Милосердная Матерь Света, Сына Твоего и Бога нашего, Сладчайшего Господа Иисуса Христа, да сохра­нит в мире страну нашу, да утвердит державу нашу в благоден­ствии, да избавит нас от междоусобныя брани и укрепит Свя­тую Церковь нашу Православную, да незыблему соблюдет ю от неверия, раскола и ересей. Не имамы бо иныя помощи, не има­мы иныя надежды, разве Тебе, Пречистая Дево: Ты еси Все­сильная христиан Заступница пред Богом, праведный гнев Его умягчающая. Избави всех, с верою Тебе молящихся, от паде­ний греховных, от навета злых человек, от глада, скорбей и болезней. Даруй нам дух сокрушения, смирения сердца, чис­тоту помышлений, исправление греховныя жизни и оставление согрешений наших, да вси благодарив воспевающе величия Твоя, сподобимся Небеснаго Царствия и тамо со всеми святы­ми прославим Пречистое и великолепное Имя в Троице слави-маго Бога: Отца, Сына и Святаго Духа. Аминь.

6 (19) марта — икона Божией Матери «БЛАГОДАТНОЕ НЕБО»- молятся о наставлении на путь, ведущий ко спасению и наследию
Царствия Небеснаго.
Тропарь, глас 6:
Что Тя наречем, о Благодатная?/ Небо? — яко возсияла еси Солнце Правды;/ рай? — яко прозябла еси Цвет нетления;/ Деву? — яко пребыла еси нетленна;/ Чистую Матерь? — яко име­ла еси на святых Твоих объятиях Сына, всех Бога./ Того моли спастися душам нашим.
Молитва
Что Тя наречем, о Благодатная Богомати Богоотрокови-це, Пренепорочная Марие? Киими песнопении возвеличим Тя, возвеличенную Небом и землею, Ангелами и человеки? Явися бо на Тебе неслышанное от века на земли и несведомое Анге­лами на Небеси таинство, паче ума и слова, вочеловечения Бога Слова, рожденнаго съискони от Безначальнаго Отца без мате­ри и воплощеннаго в Твоей утробе и с нетленною печатию дев­ства Твоего родившагося. О, чудо всех древних и новых чудес! Непреложное слово Самаго Бога о победоносном семени жены и исполнися и совершися в Безмужней Деве. О, неизмеримая глубина премудрости и величия Божия! Киими имены наречем Тя, о Невеста Неневестная? Зарею ли наречем Тя восходящаго на небе солнца? Но Ты — само Небо, из Тебе бо возсия Солнце Правды — Христос Бог наш, Спаситель грешных. Именуем ли Тя вратами, вводящими в потерянный прародителями рай, обило­вавший всеми благами? Но Ты Сама еси благодатный рай, про­израстившая Цвет нетления, врачующий смердение греха и зловоние прародительскаго тления. Наречем познавшей бра­ка? Но Ты и до старости пребыла Неискусобрачною и девствен­ною до рождения, и в рождении, и по рождении Сына пребыла еси. Наименуем ли Тя Чистою и Святою Мариею, превозшед-шею Своею чистотою всех матерей и проматерей? Но Ты не токмо родила Того Младенца Христа, но и носила Его при Сво­их персех и питала Твоим матеродевственным млеком, Того, Иже питает всякое создание. Емуже со страхом и трепетом предстоят Небесныя силы и Его же хвалит всякое дыхание и тварь. О, воистинну Ты дивная еси в женах, чудная в девах, неподражаемая в матерех! К Тебе пред Твоими святыми стопа­ми повергаем и слагаем все наши мысли, желания, намерения и чувства. Освяти их Твоим Богоматерним призрением и воз­неси их, яко жертву нашего смиреннаго сердца, яко малоценную лепту нашей духовной нищеты, к Престолу Сына Твоего, Спасителя нашего, да имиже весть судьбами управит наш путь ко спасению и наследию Царствия Его, не имущаго конца во веки веков. Аминь.

7 (20) марта (29 (11) мая)икона Божией Матери «СПОРУЧНИЦА ГРЕШНЫХ» молятся во время греховного омрачения, во всяком унынии, отчаянии и скорби душевной.
Тропарь, глас 4:
Умолкает ныне всякое уныние/и страх отчаянияисчезает,/грешницы в скорби сердца обретаю утешение/и Небесною любовию озаряются светло:/ днесь бо Матерь Божия простирает нам спасающую руку/ и от Пречистаго образа Своего вещает глаголя:/Аз Споручница грешныхкМоемуСынууСейдал Мне за нихруце слышат Мя выну./Темже, людие, обремененнии грехи многими, припадите к подножию иконы Ея, со слезами вопиющие: Заступнице мира, грешным Споручнице, умоли Матерними Твоими молитвами Избавителя всех,/ да Божественным всепрощением покрывает грехи наша/и светлыядвери райския отверзетнам,/ Ты бо еси предста-тельстюистсениерощхристианскаго.
Молитва 1
О, Владычица Преблагословенная, Защитнице рода христианскаго, прибежи­ще и спасение притекающих к Тебе! Вем, воистину вем, яко зело согреших и про-гневах, Премилостивая Госпоже, рожденнаго плотию от Тебе Сына Божия, но имам многие образы прежде мене прогневавших Его благоутробие: мытари, блудницы и прочия грешники, имже дадеся прощение грехов их, покаяния ради и исповедания. Тыя убо образы помилованных очесем грешныя души моея представляя и на толи-кое Божие милосердие, онех преемшее, взирая, дерзну и аз, грешный, прибегну™ с покаянием ко Твоему благоутробию. О, Всемилостивая Владычице, да подаси ми руку помощи и испросиши у Сына Твоего и Бога матерними и святейшими Твоими молитвами тяжким моим грехом прощение. Верую и исповедую, яко Той, Егоже родила еси, Сын Твой, есть воистинну Христос, Сын Бога Живаго, Судия живых и мертвых, воздаяй комуждо по делом его. Верую же паки и исповедую Тебе быти истинную Богородицу, милосердия источник, утешение плачущих, взыскание погиб­ших, сильную и неперестающую к Богу Ходатаицу, зело любящую род христианский, и Споручницу покаяния. Воистину бо несть человеком иныя помощи и покрова, раз­ве Тебе, Госпоже Премилостивая, и никтоже, уповая на Тя, постыдеся когда и, Тобою умоляя Бога, никтоже оставлен бысть. Того ради молю Твою неисчетную благость: отверзи двери милосердия Твоего мне, заблудшему и падшему в темение глубины, не возгнушайся мене, сквернаго, не презри грешнаго моления моего, не остави мене, окаяннаго, яко в погибель злобный враг похитити мя ищет, но умоли о мне рожденнаго от Тебе милосердаго Сына Твоего и Бога, да простит великия моя грехи и избавит мя от пагубы моея; яко да и аз со всеми, получившими прощение, воспою и прославлю безмерное милосердие Божие и Твое непостыдное о мне зас­тупление в жизни сей и в нескончаемом веце. Аминь.
Молитва 2
К кому возопию, Владычице, к кому прибегну в горести моей, аще не к Тебе, Царице Небесная? Кто плач мой и воздыхание мое приимет и молениям нашим скоропослуш-ливо внемлет, аще не Ты, Всеблагая Споручнице, всех наших радостей Радость? Услыши же и нынешния песнопения и моления, и о мне грешнем Тебе приносимыя. И буди мне Мати и Покровительница и радости Твоея всем нам Подательница. Устрой жизнь мою, якоже хощеши и якоже веси. Вручаю бо себе Твоему покрову и промышлению, да радостно всегда пою Тебе со всеми: Радуйся, Благодатная; радуйся, Обрадо­ванная. Радуйся, Преблагословенная; радуйся, Препрославленная во веки. Аминь.

ЦЕРКОВЬ И МИР НА ПОРОГЕ АПОКАЛИПСИСА

По поверхности этой пылинки ползают странные существа.Они пребывают в непрестанном беспокойстве, волнении и в борьбе друг с другом. И в то же время эти однодневные существа, затерянные в углу вселенной, чувствуют, что на них лежит великая миссия, что они — владыки этого огромного мира. На земле жизнь представлена в различных формах, и все животные довольны своим существованием, только один человек не удовлетворен ничем. Он вечно тоскует о чем-то, о какой-то потере. Он чувствует ложность своей жизни, хоть и не знает другой; так может тосковать только царь, потерявший свое царство. Рожденный в темнице не знает свободы, потому и не может тосковать о ней.
Жизнь на земле имеет свои жестокие законы, человек обусловлен ими. В этом отношении он — предмет этого мира, он находится под влиянием среды и под воздействием внешних сил. И в то же время он чувствует себя внутренне свободным; он чувствует ответственность за свои поступки перед лицом высшей Правды. И здесь парадокс: если человек свободен как высшее надмирное существо, то почему он отдан во власть физических и иных законов? Почему он живет в разрушительном потоке времени и над ним висит дамоклов меч смерти? А если он — существо, подобное другим существам, то откуда у него нравственное чувство и совесть? Откуда чувство своего былого величия и какой-то трагической потери?
Человек живет одновременно в двух мирах: во внешнем и внутреннем. Его тело подобно телу других животных, только, может быть, более слабое и хрупкое, чем у зверей, но человек имеет то, что отличает его от всех существ, что делает его жизнь не только космической, но и надкосмической. Его духовная сущность не измеряется в величинах времени и пространства. По своей материальной структуре человек — явление космоса. Он обусловлен тысячами причинно-следственных связей: искра, вылетевшая из недр земли и погасшая во мраке космической ночи. Но дух его имеет иные измерения, он надмирен и поэтому больше самого космоса. Обычно человека называют микромиром, это понятие перешло от древних философов. Но на самом деле душа человека — это макромир, который больше, чем все вселенные, взятые вместе.
Существует феномен, называемый болью. Болит живой организм, мертвое тело не чувствует боли. И в то же время боль — это спасительный сигнал о том, что организму грозит опасность. Разочарование человека в этом мире, душевная боль говорят о том, что человек нравственен и в то же время — что жизнь его, направленная только на внешнее, ложна. Опытом всей истории доказано, что человек может найти счастье только в Боге, только в Боге начинается его истинная жизнь. Здесь, на земле, счастья нет, здесь — жизнь червя, питающегося прахом.
Блаженный Августин писал, что только «бездна Божества может наполнить бездну человеческого сердца». Эта бездна человеческого сердца больше всех космических пространств, глубже черных ям вселенной, больше всех космических творений, взятых вместе, больше самого принципа бытия и небытия. Бездна человеческого сердца — это богоподобие, поэтому эфемерный червь, ползающий по земле — песчинке космоса, в своем духовном аспекте является владыкой всей вселенной и частицей мира, который лежит за ее пределами.
Человек одновременно чувствует себя свободным господином своего бытия и рабом, продающимся на невольничьем рынке этого мира. Он чувствует, что свобода — это высшая ценность, но редко понимает, что такое свобода. Нельзя быть свободным во внешнем мире, где царствуют время и смерть, — это иллюзия. К такой свободе стремилась и стремится большая часть человечества, но получает только лишь разочарование и горечь от еще больших потерь. То, что считают свободой — внешняя свобода — превращается в страсти и соперничество, то есть в новый вид рабства, только вывернутого наизнанку. Подлинная свобода — это независимость от внешнего. Высшим проявлением свободы является молитва как обращение к Божеству.
Абсолютная жизнь Божества — это высшая, истинная и единственная свобода, и только через включение в нее жизнь человека может стать свободной, остальное — иллюзия и мираж.
Царь и пророк Давид говорил: Только в Боге успокаивается душа моя (Пс. 61, 2). Он владел царством, был любим народом, одерживал блистательные победы над врагами, но только в Боге находил покой сердца и простор внутренней свободы. Зло не просто насильничает над человеком, оно обманывает человека, надевая маску «добра». Один из обманов сатаны — отвлечь человека от Бога путем ложного добра; закрыть его внутренний мир, оставить его жить во внешнем. В церкви часто повторяются слова: раб Божий. Эти слова вызывают досаду у многих современных людей, они даже шокируют их. Между тем в них заключается огромный потенциал свободы. Раб принадлежит только одному господину, который купил его у работорговца. Быть рабом Божиим — значит перестать быть рабом людей, перестать чувствовать зависимость от людей, сбросить с себя эти невидимые цепи; добро от человека принимать как добро от Бога, совершенное посредством человека, и быть благодарным Богу, а зло от человека принимать как наказание от Бога, осуществленное через человека для нашего спасения, поэтому также благодарить Бога. Во всем видеть благую волю Божию, совершающуюся на нас, а на людей смотреть как на орудия и средства для воплощения воли Божией и осуществления Божественного промысла о нас. Поэтому одинаково не следует ни привязываться к людям до состояния раба, ни иметь вражды к ним. Слова раб Божий означают, что мы должны никого не иметь рабами и ничего не требовать от человека, даже самого близкого к нам. Правило не быть ни господином, ни рабом открывает человеку путь к его собственной душе, вырывает его из круговорота мира. Принимая от людей все, как от Бога, мы сами должны для человека делать так, как для Христа Спасителя, невидимо пребывающего в нем, и поэтому не ждать ни от кого благодарности.Если мы ожидаем от человека благодарности, то ставим его в зависимость от себя, и наше добро обращается в порабощение. Если бы мы всегда помнили, что все, что мы делаем для человека, принимает Бог, то все наши действия приняли бы мистический смысл, метафизическую глубину.

.....Назад  1 2 3   Вперёд.....